Нобелевское открытие давно изучается в России

Нобелевскую премию по химии присудили за палладиевый катализатор. Значение открытия разъяснил заведующий лабораторией Института элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН Николай Устынюк

Нобелевская премия 2010 года в номинации «химия» присуждена Ричарду Хеку, Ей-ичи Негиши и Акире Сузуки за работы по созданию палладиевого катализатора в органическом синтезе. 

Значение открытий «Голосу России» разъяснил заведующий лабораторией Института элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН, доктор химических наук Николай Устынюк.


— В чем суть открытия американского и японских ученых, что это такое — палладиевый катализатор? Это открытие, как оно применяется или будет применяться на практике, что это для конечного потребителя?

— Дело все в том, что в органической химии, а эта наука немножко более старая, чем неорганическая химия, существовали методы создания связи углерод-углерод, углерод-гидроатом, а предложенные палладиевые катализаторы сделали микрореволюцию в органической химии, они существенно расширили возможности для селективного создания связи углерод-углерод и углерод-гидроатом. Поэтому перспективы исключительно высокие, как я считаю.

— То есть, какие-то новые вещества появятся?

— И новые вещества. Понимаете, все когда-то начинается с модельных примеров. Модельные примеры были разработаны. И, конечно, это и новые вещества и новые лекарства, и новые материалы. То есть, спектр очень  большой. А сущность в том, что применяется палладиевый катализатор, который активирует молекулы и делает возможным осуществление тех реакций, которые без него не идут.

— И в итоге получается производство пластика, каких-то материалов современных?

— Да, в том числе и полимерных материалов, конечно же. То есть, это сначала можно сделать мономер, потом полимер, и так далее.

— Можете ли вы рассказать о каких-то последних достижениях российских ученых?

— Так сказать, навскидку. Потому что я только что узнал о присуждении Нобелевской премии. Я могу только сказать, что реакция кросс-сочетания, так это называется у нас в науке, очень хорошо изучается профессором Ириной Белецкой и ее группой в МГУ. Кроме того, можно было бы упомянуть, правда, это не палладиевый катализ, это циркониевый катализ. А также работу Усеина Джамилева, академика из Уфы, который разработал реакцию циклоалюминирования предельных соединений.

Аудиоверсия интервью:  Скачать

Источник: Голос России

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.