Россия увеличила свое влияние в мире

Жители России меняют оценку международного веса и престижа своей страны. По данным социологов, в последнее время зафиксирован резкий скачок в отношении граждан к тому, какое место занимает Россия на внешнеполитической арене и каким авторитетом она пользуется у мировых держав.

Как установили эксперты Фонда «Общественное мнение», число тех, кто уверен в серьезном международном весе России, только за полтора месяца выросло более чем на 12%. Людей, не сомневающихся в росте престижа России, стало больше на 5%, а вот число скептиков, в том числе среди не лояльных действующей власти респондентов, заметно уменьшилось.

Таким образом, констатируют социологи, на сегодняшний день уже больше половины населения государства верят в рост авторитета страны на международной арене. Эксперты назвали новые данные внушительными. «Это действительно значительное увеличение, демонстрирующее реальный рост положительных оценок», − цитирует деловая газета «Взгляд» слова руководителя проектов ФОМ «Доминанта» Екатерины Шумаковой.

Необходимо отметить, что основаниями для оптимизма стали совершенные в последнее время российскими властями внешнеполитические шаги – заключение нового договора с США по стратегическим вооружениям, разграничение арктических пространств с Норвегией, соглашение по газу и Черноморскому флоту с Украиной.

«После пяти лет формирования из России образа врага восстановить доверие российского руководства к Украине было непросто, — прокомментировал достигнутые договоренности президент Украины Виктор Янукович. — Отныне диалог с нашим большим соседом будет строиться на принципах равенства, добрососедства и здорового прагматизма, а не конфронтации и антироссийской риторики».

Также сказалась на ситуации и официальная реакция Москвы на трагедию под Смоленском, в которой погиб глава Польши Лех Качиньский, и благодаря которой почти половина россиян стала считать эту страну дружественной России.

Источник: ДНИ.ру

Наносеть. Первый шаг. В России формируется национальная нанотехнологическая сеть

В развитии национальной нанотехнологической сети России произошло важное событие — в городе Рыбинске запущено первое в стране производство твердосплавного металлорежущего инструмента с многослойным ультратонким покрытием. Продукция рыбинского завода применяется в авиационном двигателестроении, приборостроении, в ракетно-космическом производстве.

Технологию и  опытную установку «Кремень», которая наносит покрытие на инструменты, разработали специалисты Российского научного центра (РНЦ) «Курчатовский институт». С помощью корпорации РОСНАНО метод удалось внедрить в промышленном масштабе, продав компании-производителю лицензию на его использование. Таким образом, технология была превращена в коммерческий продукт, подчеркнул «Голосу России» директор Курчатовского института  Михаил Ковальчук.

«Сейчас РОСНАНО  запускает целый ряд амбициозных проектов — по солнечной энергетике, светодиодам, углеродным материалам для авиации. В Курчатовском институте мы делаем все —  есть разработки по водородной энергетике, по мембранам — это нанотехнологии. Есть у нас институт плазменных технологий, ионная имплантация, лежащая в основе полупроводниковых схем, которая вышла из Курчатовского института. На очереди проект по увеличению срока службы турбинных  лопаток, в авиа- и  кораблестроении.  С институтом «Прометей» в Петербурге  мы занимаемся новыми сплавами для трубопроводов и атомных реакторов, которые позволят довести срок их эксплуатации до ста лет, указывает ученый.

По оценкам экспертов, мировой рынок нанотехнологической продукции исчисляется миллиардами долларов. В настоящее время Россия, если брать область нанотехнологий, находится в равных условиях с Европой и США и вполне может стать мировым лидером, считает Михаил Ковальчук:

«Чтобы развивать нанотехнологии, нужно иметь диверсифицированную, развитую по различным направлениям научную сферу. Мы сохранили диверсифицированную научную систему. И являемся одними из реальных игроков на нанотехнологическом рынке».

Ряд нанопродуктов российских компаний уже востребован на мировом рынке, например, нанопорошки, наномембраны. Они все шире используются в медицине и для очистки жидкостей в коммунальной сфере.   Проект по производству светотехники нового поколения включает выпуск светодиодных чипов, светодиодных ламп, сопоставимых с лучшими мировыми аналогами. Поначалу доля России на мировом рынке таких чипов составит всего 1 процент, но это только начало. В числе перспективных — проект, связанный с производством поликремниевых структур, которые планируется использовать в элементах солнечных батарей.

Источник: Голос России

НАТО и «русский вопрос» («Россия в глобальной политике», Россия). Как изменить ментальность холодной войны

С 1991 г. отношения между Североатлантическим альянсом и Российской Федерацией служат главным барометром взаимоотношений Запада и России. В период холодной войны главной заботой альянса были «германский вопрос» и сдерживание «советской угрозы». После объединения Германии и распада советского блока существование НАТО a priori уже никак не оправдывалось. Однако этой организации удалось трансформироваться, пересмотрев свою миссию и превратив свое расширение в новый raison d’Рtre. В годы президентства Билла Клинтона Вашингтон использовал — по мере снижения геополитического статуса России — Североатлантический альянс как инструмент демократизации, воссоединения и стабилизации Европы.

Из Москвы казалось, что следствием подобной политики является намеренное игнорирование российских интересов. Теперь баланс сил меняется: Россия переживает новый подъем, а трансатлантические отношения не только пережили острые разногласия по поводу Ирака, но и проходят через испытание трясиной Афганистана. Вновь обретенное Москвой влияние неоднозначно трактуется в Вашингтоне, а следовательно, и в НАТО в целом. Оно обязывает американцев и европейцев пересмотреть стратегические рамки, в которых они привыкли осмысливать «русский вопрос», пока «треугольник» США — Европа — Россия еще не стабилизировался. В этой связи можно сказать, что для будущего НАТО куда важнее Кабул и Тегеран, чем Киев и Тбилиси.

ПРИЧИНЫ НЕДОПОНИМАНИЯ

Косовская кампания 1999 г. обычно считается поворотным пунктом в отношениях между Россией и Западом. В этих отношениях возникла первая брешь, которую чаще всего объясняют тем, что Россия ощутила деградацию своих Вооруженных сил, а эпизод в Приштине (несогласованный с НАТО марш-бросок российских десантников в июне 1999 г. — Ред.) обычно приводят в качестве иллюстрации ее способности доставлять неприятности. Для Москвы урок был трояким, он помогает понять ее последующую негибкость.

Во-первых, Косово в глазах Владимира Путина продемонстрировало необходимость пересмотра российской политики безопасности. Элиты осознали свою стратегическую маргинализацию, что привело к острому осознанию унижения и обиды. В дальнейшем такое чувство нередко приобретало гипертрофированный характер. Тем не менее это — единственное, что было воспринято в натовских кругах, которые преувеличивали собственный военно-политический потенциал, преуменьшая при этом сугубо российский аспект проблемы.

Во-вторых, российские элиты объединились в оппозиции к Западу, подвергая жесткой критике нарушения международного права. Они упрекали НАТО в навязывании Европе своих порядков под вывеской демократических ценностей. Речь шла о фундаментальном недопонимании. Для Москвы Североатлантический блок был и остается прежде всего военным альянсом, предназначенным для оперативно-тактической деятельности, тогда как сам Брюссель считал, что завершил свою трансформацию в политическую организацию.

Наконец, в-третьих, Косово спровоцировало всплеск подавляемых до того эмоций по поводу условий переговоров по Основополагающему акту о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Россией и НАТО и созданию Совместного постоянного совета Россия — НАТО (СПС) на саммите в Париже в мае 1997 г.

Решение о расширении НАТО в 1997 г. принималось в момент, когда Россия, истощенная конвульсиями переходного периода и первой чеченской войной, была особенно уязвима. Российские элиты полагали, что Запад воспользовался этим, чтобы ослабить страну, третируя ее, как если бы она потерпела военное поражение. Они считали, что западные правительства никогда на деле не собирались признавать влияние России в новой структуре безопасности ни в Европе, ни в Азии.

На Западе расширение НАТО привело в 1997 г. к оживленным дебатам. Способность российского экспертного сообщества реагировать на эти дебаты была серьезно ограничена, поскольку оно переживало интеллектуальный кризис, усугубляемый экономическим спадом. Создавшийся в результате дисбаланс интеллектуального влияния не преминул отразиться на историческом и политическом истолковании расширения Североатлантического альянса.

Дебаты были также связаны с куда более деликатным конфликтом интересов, который касался холодной войны и понятия стратегической победы. Основная аргументация сводилась к следующему: Москва не способна счесть себя побежденной и поэтому в качестве компенсации сегодня стала крайне внимательна к историографии как Второй мировой, так и холодной войн. Причина проста, но крайне важна, поскольку на кону стоит военный престиж России. Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, например, рассматривает холодную войну как конец исторического цикла пятисотлетнего доминирования европейской цивилизации. С той поры, по его мнению, бок о бок существовали два представления о будущем. Согласно одному из них, миру уготована судьба глобальной вестернизации, постепенного принятия западных ценностей. Согласно второму, которого придерживается Россия, мир превратится в арену глобального соперничества цивилизаций, где главным вопросом будет формулирование взаимодополняющих или альтернативных ценностей и моделей развития.

Двойное расширение НАТО и Европейского союза в 2004 г. вызвало к жизни следующий геополитический сдвиг. Новая пространственная близость к Москве привела к территориальным трениям в период, когда Кремль укреплял свою власть и получал выгоду от реального экономического подъема. Однако во второй половине 2004 г. в отношениях между Россией и НАТО появилась еще одна, на этот раз двойная трещина, чьи последствия Запад осознал не сразу.

Во-первых, внутреннего происхождения. Захват заложников в школе Беслана был пережит как настоящая травма. Россия вслед за Соединенными Штатами вступила в войну с «международным терроризмом», хотя российское толкование причин подобной агрессии оставалось невнятным. Во-вторых, внешнего. «Оранжевая революция» в Киеве рассматривалась российскими элитами как результат стремления Запада интегрировать Украину в свою сферу влияния. К тому же достаточно часто в качестве организатора попытки распространить революцию в том числе и на Москву упоминались США.

Важно вспомнить крайне деликатную, с точки зрения России, позицию Украины. С 1997 г. страна действительно была в центре американской политики в этом регионе, особенно благодаря аргументации Збигнева Бжезинского. Он сделал популярным понятие «Евразийские Балканы», хотя и настаивал при этом на фундаментальной ценности тех исторических уз, которые соединяли Украину с Россией и которые США должны разорвать во имя демократических преобразований в России. Украина, учитывая ее пластичность, т. е. ту легкость, с какой она поддается влиянию, остается наиболее деликатным звеном во взаимоотношениях России и НАТО, a fortiori учитывая избирательные кампании и по причинам, связанным с ее ролью в транзите энергоносителей.

БЛЕСК И НИЩЕТА ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ

Альянс позволяет кристаллизоваться позициям многих кругов в Соединенных Штатах, Европе и России до такой степени, что невольно возникает вопрос: являются ли отношения между Россией и НАТО предметом публичной дипломатии или прерогативой военных ведомств? Это имеет значение, принимая во внимание угрозы, испытываемые на себе всеми игроками, и особенно освещение различных кризисных ситуаций в СМИ, и, следовательно, с оперативно-тактической точки зрения, как это было с войной в Грузии в 2008 г.

Антироссийское лобби в Соединенных Штатах, конечно, существует. Оно включает три основные группы: «милитаристских ястребов», считающих мировую гегемонию США естественной; «либеральных ястребов», которые придают демократическим ценностям Америки универсальное значение; «восточноевропейских националистов», выставляющих Россию склонной по самой своей природе к империалистической экспансии и неспособной стать демократической державой. Это лобби, представленное и в большинстве европейских столиц, видит в НАТО — в зависимости от ситуации — то военное, то политическое, то территориальное острие, нацеленное против России, которая, по сути, считается главной помехой европейской безопасности.

В России, в свою очередь, существует мощное антизападное лобби, согласно утверждениям которого НАТО стремится окружить и поработить Россию. Цель этого лобби — поддерживать мощь военной машины и политическую систему, опирающуюся на необходимость решения проблем безопасности. Страх оказаться в «кольце» западных «противников» сформировал представление российских военных о мире: постепенный охват силами НАТО, которые в то же время оставляют за собой возможности для переброски ресурсов. Когда последние развернуты на флангах Российской Федерации, их можно использовать для удара в глубь российской территории. Таким образом, в то время как Вашингтон видит в расширении НАТО вклад в геополитическую стабильность, для Москвы оно чревато дестабилизацией и агрессией. Не говоря уже о существовании в российской политике группы «националистов-фундаменталистов», которые убеждены, что альянс только тем и занимается, что планирует вторжение в Россию. Приверженцы этого направления заседают в парламенте и перед каждыми выборами муссируют вопрос о натовской угрозе и возможном расколе славянского мира.

Но это не должно создавать впечатление, что такое отношение представляет собой некий монолит. Приверженцы одного направления мысли в России, включающего «прагматических националистов», считают, что Россия и НАТО способны договориться о равновесии, цель которого — сохранить за собой определенные сферы влияния. Эта группа сокрушается по поводу расширения альянса, но одновременно поддерживает совершенствование механизмов отношений НАТО — Россия. Второе направление мысли объединяет «либеральных западников», для которых членство в НАТО и принятие западных ценностей — это то, чем должна была бы руководствоваться внешняя политика России. Последняя группа явно в меньшинстве на российской политической шахматной доске, и ее особенно ослабила кампания 1999 г. в Косово. Достаточно вероятен ее раскол по вопросу возможного членства в НАТО.

Хотя публичная дипломатия России все чаще обращается к западным консультантам, ей трудно распространять свои взгляды за рубежом, особенно в Соединенных Штатах. При этом сама она остается относительно непроницаемой для западных информационных кампаний. В годы президентства Джорджа Буша Кремлю удавалось реагировать на идеологическом уровне: Россия молчаливо отказалась от стремления к идейному лидерству, направленному на создание альтернативной системы либо блока, однако не прекратила защищать своеобразие своей цивилизации, а также брать на себя обязательства в международных делах.

Инициативы публичной дипломатии касаются не только Вашингтона и Москвы. Их продвигают также структуры НАТО и отдельные страны-кандидаты. Накануне саммита в Бухаресте и Грузия, и Украина провели пиар-кампании в ряде европейских столиц. Ситуации в этих странах, особенно внутриполитические, весьма различны, однако их руководители активно использовали средства массовой информации (СМИ), чтобы укрепить доверие к своим странам. Убежденные, что это доверие зависело от их личного имиджа, они старались представить себя поборниками свободы, всячески подчеркивая наличие раскола между «новыми демократиями» и «Российской империей», а членство в НАТО представлялось как самая надежная защита от нее. Им также удалось создать имидж стран-демократий, подкрепленный антироссийскими выпадами, как будто это доказывало их bona fides. На более глубинном уровне «цветные» революции изменили восприятие Грузии и Украины в глазах ответственных лиц на Западе. Западные СМИ сыграли решающую роль в легитимации Михаила Саакашвили, Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко за рубежом, будучи при этом основной мишенью стратегий этих лидеров по захвату власти.

КОНФРОНТАЦИИ И УРОКИ

Эта публичная дипломатия отличалась разной интенсивностью и масштабами. Но она постепенно захватила сердцевину взаимоотношений НАТО и России, что воплощается в жизнь в поддержании противостоящих вооруженных сил. При этом притупилось восприятие новых опасностей, приведших в августе 2008 г. к войне в Грузии.

Можно выделить три этапа ухудшения ситуации. Признание независимости Косово (февраль 2008 г.) было истолковано Москвой как очередная попытка Запада в одностороннем порядке утвердить свои самозванные права. Далее, подготовка и проведение саммита в Бухаресте (апрель 2008 г.) привели к противоречивым сигналам: План действий по членству в НАТО не был предоставлен ни Украине, ни Грузии, однако вновь подтверждалось право этих стран рано или поздно в будущем присоединиться к альянсу. Наконец, «Инициатива Медведева» (июнь 2008 г.) была направлена на определение контуров панъевропейской безопасности.

Рост напряженности позволяет извлечь сразу несколько уроков. Первый касается Саакашвили, который сделал все, чтобы его военный авантюризм перерос в конфронтацию России и НАТО, и это ясно продемонстрировало дестабилизирующий потенциал стран, расположенных между ними. Вслед за Украиной Грузия не только превратилась в проблему в отношениях между НАТО и Россией, но и, похоже, настаивает на такой роли. Она стремится использовать эти отношения, как и отношения между Евросоюзом и Россией, в собственных интересах.

С военной точки зрения успех Российской армии, несмотря на победу, выявил ряд оперативных недостатков. Это было особенно важно для российских военных, поскольку грузинская армия получала американскую и израильскую поддержку. Больше беспокойства, однако, вызвало поведение Украины, которую Москва обвинила в предоставлении Грузии военной помощи, что негативно отразилось на российско-украинских отношениях. Для игроков в регионе Россия остается главной военной силой на Кавказе. На дипломатическом фронте лишь немногие страны последовали примеру России и признали Южную Осетию и Абхазию. Хотя российские эксперты и рассматривали признание как мастерский ход дипломатии, на деле же он подчеркнул стратегическое одиночество России, которой с трудом удается получить поддержку стран, находящихся в рамках традиционной зоны влияния Москвы. Что касается альянса, то война в Грузии явно укрепила позиции тех, кто считает, что Россия представляет собой возрожденную военную угрозу, и усилила опасения новых стран-членов. Конфронтация заставила членов НАТО обратить внимание на свою политическую солидарность. Это, возможно, один из самых важных аспектов победы России. Что касается расширения Североатлантического блока, главным результатом войны в Грузии стало молчаливое приостановление процесса вступления в него Грузии и Украины.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ «РУССКОГО ВОПРОСА»

В глазах Запада Россия остается источником неопределенности, риска и даже возможной угрозы не только для европейской, но и для мировой системы безопасности. Особенно если учитывать амбивалентное отношение Москвы к таким проблемам, как Иран, или ее действия в области энергетики. Подобное восприятие России является следствием как отсутствия ясности в публичной дипломатии, так и несовпадения аналитических оценок ее потенциала. Последнее в значительной степени зависит от угла зрения: демография, промышленный потенциал, военная мощь, технологии либо энергетика. Неоднозначность оценок привела к неспособности предвидеть новое обретение мощи Россией. Европа, так и не разобравшаяся с собственной международной идентичностью, не понимает, как вести себя со страной, которая вновь стала проводить политику с позиции силы.

В Соединенных Штатах всё еще спорят о том, является ли Россия реинкарнацией СССР или формирующейся страной БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Второй ответ поддерживают в ряде европейских стран, таких, к примеру, как Германия, Италия и Франция, для которых Россия — это не только крупный рынок, но и ведущий геостратегический игрок. Этим странам, если учитывать их географическую близость и относительные размеры, несомненно, проще, чем американцам, ассоциировать Россию с БИК (Бразилия, Индия, Китай).

Еще более четко выражены резкие расхождения между Америкой и Европой (и даже внутри самой Европы) по поводу того, какого рода энергетические отношения следует развивать с Россией, с одной стороны, и со странами транзита — с другой. Все игроки предпочитают диверсифицировать источники и маршруты энергии, поскольку потребности Европы в будущем возрастут, а собственные ресурсы сократятся. Но этот вопрос крайне политизирован, побуждая некоторые правительства, точнее, заинтересованные круги пытаться включить «энергетическую безопасность» в сферу деятельности НАТО. В результате «агрессивная диверсификация» — изоляция России и предпочтение таких поставщиков, как Азербайджан и страны Центральной Азии, — для некоторых является предварительным условием энергетической безопасности Европы. Но такой подход игнорирует два важнейших момента. Россия единолично обладает 25 % мировых запасов природного газа. Если иметь в виду географическое доминирование России, то со временем она будет в состоянии соединить или разъединить три региональных рынка газа (при отсутствии прогресса в производстве сжиженного природного газа).

И для поставщиков, и для покупателей энергетическая безопасность зависит также от стабильности в странах транзита. Это один из ключевых вопросов Европейской политики соседства в отношении как средиземноморских стран (Средиземноморский союз), так и восточных соседей («Восточное партнерство»). На восточном фланге Европы самая деликатная точка прохождения — это, очевидно, Украина: 80 % российского газа, поступающего на европейский рынок, пересекает ее границы. Украина — ключевая страна между НАТО и Россией, а также между Европейским союзом и Россией.

Дискуссии внутри Североатлантического альянса сосредоточены на опасностях, проистекающих из мощи России. Такие страны, как, к примеру, Латвия, Литва, Эстония и Польша, усматривают в проводимой Россией политике прямую военную угрозу. Создание миссии НАТО по охране воздушного пространства стран Балтии иллюстрирует гарантии безопасности, которые дает им членство в НАТО. Германия, Италия и Франция считают Россию незаменимой опорой европейской безопасности. Тем самым не исключается военно-техническое сотрудничество, даже если оно приводит к спорам о намерениях Москвы, что создает сложности с передачей технологий. Самым свежим примером служит продажа Францией России военного судна (десантно-командный корабль типа «Mistral»).

Эти дискуссии неизбежно связаны с двойственным подходом России к военному сотрудничеству и торговле оружием. Москва действительно стремится перестроить систему военных альянсов так, чтобы в центре находилась Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), позволяющая поддерживать существенное присутствие в Центральной Азии, а также сохранять форпосты в Европе (Белоруссия) и на Кавказе (Армения). Россия больше не располагает геополитической мощью, необходимой для поддержания «внешнего» кольца обороны вдоль национальных границ. Однако у нее все еще есть ряд сильных сторон, которые недооцениваются на Западе. Имеется и реальный потенциал переброски ее воинских формирований.

Он зачастую рассматривается в свете западных оперативных возможностей на внешних театрах (Югославия, Афганистан, Ирак) или поведения российских сил в Чечне. Анализ событий в этом регионе долгое время был отмечен тем унижением, которое испытала Москва во время первой войны (1994-1996), и политической интерпретацией конфликта. При этом не всегда принимались во внимание изменения, которые произошли после 1999 г. с точки зрения планирования и проведения операций. Словом, старый афоризм «русская армия всегда слабее, чем хочет показаться, но сильнее, чем кажется» справедлив как никогда.

Отсутствие интереса к оперативной стороне событий в Чечне сопровождается, как правило, неполными данными о продажах российских вооружений. У России есть три основных клиента, которые не могут не интересовать альянс: Китай, Индия и Иран. С ними она официально поддерживает сотрудничество в области мирного атома. Более того, Россия продает системы вооружений Алжиру, Венесуэле и Сирии. Делая это, она стремится получить доходы за рубежом и поддержать на плаву свою военную промышленность, а также обеспечить влияние в мире. Тем самым Москва занимает промежуточную международную позицию — между западными державами и теми странами, которые откровенно стремятся бросить вызов существующему порядку. Москва отводит себе достаточно широкое поле для дипломатического маневра, то демонстрируя уважение к западным стандартам, то игнорируя их. При этом она очень остерегается чрезмерно быстрого наращивания мощи таких стран, как Китай, Индия и Иран.

В результате создается парадоксальная ситуация, когда краткосрочные интересы (доходы от продажи оружия и способность повлиять на текущую конъюнктуру) мешают долгосрочным (военный и демографический баланс) по отношению к формирующимся новым державам. Возникает вопрос: собираются Россия и Запад искать ответ на рост возможностей этих государств, пытаясь нейтрализовать друг друга или же работая совместно? И вообще, в каком формате предполагается обеспечить основные интересы безопасности — внутри «треугольника» США — Европа — Россия либо вне его?

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ЦЕНТРЕ ТРЕУГОЛЬНИКА США — ЕВРОПА — РОССИЯ

Прежде чем пытаться ответить на этот вопрос, необходимо понять задачи России на европейском и мировом уровне. В официальных заявлениях Москва постоянно уделяет внимание европейской безопасности и демонстрирует растущую заботу об ОДКБ, дабы укрепить дипломатическую солидарность и военное доверие с соответствующими странами. На практике Дмитрий Медведев выступил с инициативой в области структур безопасности (май 2008 г.), которые стремятся принять форму треугольника (Россия, Европа, Соединенные Штаты) и стать панъевропейскими. Эта инициатива остается невнятной с точки зрения ее изложения и содержания. Она часто интерпретируется как желание добиться некоего перевоплощения Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). При этом исключаются принципы демократической обусловленности и создаются предпосылки для трансатлантических расхождений. Эта инициатива — признак большей открытости и уверенности России в своем вновь обретенном потенциале (она была объявлена в момент экономической эйфории), но вскоре началась война в Грузии. Связь между этими событиями можно толковать по-разному.

Согласно одной из интерпретаций, война убила инициативу при рождении. Это было испытание, уготованное для президента Дмитрия Медведева его силовыми ведомствами, решившими покончить с предпринятой им попыткой открытости. Еще одна интерпретация никак не связывает эти два события: инициатива остается жизнеспособной, и война даже подтверждает ее насущную необходимость. Согласно третьей интерпретации, инициатива и война тесно связаны друг с другом, и означает то, что Россия не отказалась от использования силы при необходимости добиваться решения своих территориальных задач.

Кажется, что Россия занимается больше тактикой, чем стратегией, и неубедительна в своей долгосрочной ориентации, особенно касающейся системы альянсов. В годы правления Путина Кремль использовал для определения своей международной позиции идею «особости», но не справился с задачей продвигать ее за счет привлечения своей обычной сферы влияния. Парадоксальным образом такое позиционирование ведет к ориентации на Соединенные Штаты по мере того, как Россия восстанавливает свое влияние. Реагирование России на американскую политику в собственной сфере влияния способствовало постепенному ужесточению отношений, хотя при администрации Буша США были склонны не принимать ее в расчет как силу. И действительно, согласно еще одной интерпретации российской политики, в ее сердцевине лежит антиамериканизм, подтвержденный Владимиром Путиным в его речи в Мюнхене в 2007 г.

Но при любом толковании развитие отношений НАТО с Россией зависит от российско-американских отношений. Они сформировались во времена холодной войны и не имеют сколько-нибудь серьезного значения в экономическом плане, но со стратегической точки зрения являются структурообразующими, если учитывать ядерный диалог между Россией и США. Ядерное оружие — фундамент всех двусторонних переговоров и решающая часть стратегического самосознания России, поскольку Москва считает, что значительная доля ее международной легитимности зависит от ядерного потенциала. В этом кроются корни российского парадокса: российскому сознанию свойственны откровенно антиамериканские настроения, при этом Москва систематически стремится получить знаки признания от Вашингтона. Роль ее ядерного арсенала — наследия холодной войны — задает узкие рамки российско-американским отношениям, а тем самым и отношениям между НАТО и Россией. Последние по-прежнему несут на себе глубокий отпечаток духа холодной войны, хотя обе стороны полностью осознают смену парадигмы глобальной безопасности.

Подспудная подозрительность России подпитывается страхом перед окружением и глубоким переживанием стратегического поражения. Запад сталкивается с проблемами понимания намерений России. С точки зрения альянсов, эти намерения часто сводятся к попытке организовать архитектуру европейской безопасности вокруг диалога НАТО — ОДКБ. При этом преследуется цель не восстановить защитный приграничный слой (задача ныне невозможная), а найти некую форму нейтрализации, особенно в отношении Украины.

В более общем смысле Россия, по-видимому, выбрала одиночество. Она считает, что в нынешнем контексте ее выживание и развитие гарантированы ядерной автономией и энергетическим потенциалом, но ни то ни другое не обязывают ее вступать в партнерства. С этой точки зрения фундаментальная стратегическая задача носит оборонный характер: сохранить территориальную целостность Российской Федерации и предотвратить в зонах ее «привилегированных интересов» создание баз НАТО.

ТРЕУГОЛЬНИК США — ЕВРОПА — РОССИЯ В ЦЕНТРЕ МИРОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Будущие отношения между НАТО и Россией равным образом зависят от эволюции обеих сторон. В конце холодной войны альянс оказался способен сменить свою задачу территориальной обороны на осуществление миссий на стратегическом удалении. В то же время он расширился за счет стран Центральной и Восточной Европы. Восемь лет Североатлантический блок ведет войну в Афганистане, который находится за пределами его зоны ответственности. Он сталкивается с оперативно-тактическими трудностями и неустойчивостью внутренней афганской политики. В подобных условиях в случае неудачи под вопрос ставятся военный и политический потенциал НАТО, стабилизация того, что сейчас называют АфПак (Афганистан — Пакистан), а также будущее альянса.

Россия по-прежнему занимает консервативную позицию. После распада Югославии она считает, что существует «дуга кризиса», простирающаяся от Балкан до Филиппин, которая включает в себя различные формы радикального исламизма. Тому вниманию, которое Россия уделяет Афганистану, можно дать несколько разных объяснений. В той мере, в какой она стремится выйти за рамки вечных дебатов о европейской безопасности и НАТО, российские ведомства безопасности солидарны с западными коллегами в отношении повышенного внимания к АфПаку и — с некоторыми примечательными нюансами — к Ирану. Обоим этим «театрам», как местам развертывания драматических событий, Москва уделяет особое внимание. Кроме того, Россия мыслит как региональная держава, изо всех сил стремясь избежать дестабилизации западного фланга Афганистана, особенно в странах, где она пользуется некоторым влиянием. Наконец, тяжелые воспоминания, вынесенные из собственной кампании в Афганистане, заставляют ее более пристально следить за событиями. Это не только собственный военный опыт, но и убежденность в том, что в Афганистане задействованы новые формы конфликта. Как и любая военная держава, желающая принимать участие в международных делах, Россия не может просто игнорировать тактические и стратегические уроки асимметричного конфликта между западными вооруженными силами и талибами.

Приход к власти в Соединенных Штатах администрации Барака Обамы — это действительно поворотный момент для России, поскольку новый президент не ограничивает двусторонние отношения вопросами НАТО или противоракетных систем, а помещает их в более глобальный контекст. В рамках ведомств безопасности США были выработаны многочисленные рекомендации по новому подходу к «русскому вопросу». Несколько «тяжеловесов» внешнеполитической мысли, таких, в частности, как Збигнев Бжезинский, существенно изменили свои взгляды на Россию. Бжезинский, прежде выступавший за «расстыковку» (decoupling) России и Украины, теперь считает, что Россия не является врагом альянса, даже несмотря на то, что до сих пор испытывает к НАТО враждебность. Он призывает сменить «программное обеспечение» и организовать стратегические диалоги с Китаем, Индией и Ираном, чтобы превратиться в центр относительно гибкой сети безопасности. С этой целью Бжезинский предлагает укреплять сотрудничество с Россией и проявлять больше осмотрительности в отношении Украины и Грузии, а также рекомендует осуществлять взаимодействие между НАТО и ОДКБ.

Такой подход имплицитно ведет НАТО и Россию к необходимости совместно решать уравнение со многими неизвестными, каковым представляется проблема китайско-российских отношений. Многочисленные аналитики ожидают китайско-российского сближения, которое способно привести и к военному альянсу. Такие ожидания, характерные еще для конца периода правления Джорджа Буша, проливают новый свет на проекты расширения альянса и включения в него таких стран, как Япония и Австралия. На Западе масштаб китайско-российского сближения оценивается по-разному. В России китайская карта часто разыгрывается главным образом для того, чтобы воздействовать на отношения с Западом.

При наличии этих фундаментальных базовых тенденций можно спросить: не подвергают ли себя европейские члены НАТО маргинализации? Они отчасти зависят от транзита через российскую территорию в плане военно-технического снабжения, оставаясь при этом очень ограниченными в средствах переброски самих войск. Иными словами, взаимоотношения НАТО и Азии стали одним из важнейших компонентов стабилизации Центральной Азии в широком смысле. Их влияние косвенно ощущается и на Ближнем Востоке, особенно учитывая сложность российско-израильских отношений, усилий России по оживлению арабской политики и усилий НАТО по входу в этот регион. Еще один регион, о котором часто забывают, но имеющий решающее значение, — это Арктика, на которой со временем могут сказаться отношения между Североатлантическим блоком и Россией, учитывая, что там хранится 15 % мировых запасов углеводородов. В зависимости от того, как будут развиваться эти отношения, данный регион станет предметом конфронтации либо реального сотрудничества.

***

Растущий список ключевых площадок развертывания событий (Европа, Кавказ, Центральная Азия, Дальний Восток, Ближний Восток и Арктика) и общие для них проблемы (распространение ядерного оружия, разоружение, энергетическая безопасность, продажа вооружений) явно демонстрируют нынешний глобальный характер взаимоотношений НАТО и России.

При проецировании этих отношений за пределы традиционного «треугольника» они теряют свой центральный характер, но превращаются в незаменимую часть непрямого подхода на нескольких направлениях и по нескольким общим для них проблемам. Европейцы должны учитывать это при любом рассмотрении стратегий доступа к различным оперативно-тактическим зонам, если не хотят подвергаться риску стремительной маргинализации. Перебрасывать силы в Евразию, не учитывая интересов России, — это для Запада геополитический нонсенс. Геополитическим нонсенсом для России было бы рассчитывать на уход США. Для Запада «русский вопрос» превращается в глобальный. Для России Евразия становится более вестернизированной. Обе стороны сталкиваются с общей проблемой — как подготовиться к выходу на большую арену новых международных игроков.

Тома Гомар — директор Центра по изучению России и республик бывшего СССР при Французском институте международных отношений в Париже, редактор цифрового периодического издания на трех языках Russie.Nei.Visions. Развернутая версия этого материала опубликована в журнале La Politique Ètrangére (4/2009).

Источник: Голос России

ООН благодарит Россию за оказание помощи Монголии

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН  выразила России благодарность за помощь Монголии, оказавшейся нынешней зимой перед лицом гуманитарной катастрофы.«Мы благодарим Россию за оказание помощи Монголии. Это стало яркой демонстрацией практического значения нашего сотрудничества», —  заявил  в  четверг заместитель генерального директора организации Хе Чаньчуй, подчеркнув, что «с момента, как Россия стала полноправным членом организации, все более заметна ее активная роль».

В ответ на призыв ООН об оказании помощи Монголии, оказавшейся на грани голода из-за сильных морозов, Россия выделила 47 тонн зерна, сообщает ИТАР-ТАСС.

Россия и проблема национальной идентичности («Le Monde», Франция)

Не только Франция испытывает проблемы с национальной идентичностью. В России это тоже наболевший вопрос. И этот спор, который, казалось, здесь предали забвению — из-за расистских эксцессов, — незаметно снова возник на 8-й Фотобиеннале в Москве, в рамках которой до 27 июня будет представлено 68 выставок. Поскольку этот год — год Франция-Россия, в программе неизбежно большое место отводится выставкам художников этих двух стран. Французская сторона представила высококачественные фотографии Пьера Була (Pierre Boulat), фотографа журнала Life. Выбор российской стороны — несмотря на представленные на биеннале исторические фотографии репортера Аркадия Шайхета 1920-х годов — скорее разочаровывает. И это объяснимо: когда российские фотографы обращаются к теме Франции, они снимают исключительно Эйфелеву башню и делают черно-белые фото влюбленных…

Однако самые волнующие произведения русские создают тогда, когда исследуют свою собственную страну, реальную или выдуманную. Так, Наталья Павловская работала на Украине, но говорит она именно о российской идентичности, которую одновременно закалили и травмировали годы советского режима, к коим она обращается в своем творчестве. В Донбассе, загрязненном выбросами тяжелой промышленности, небо черно даже днем. Снег выпадает уже грязным. Фотограф снимает ледяные и леденящие душу пейзажи, заброшенные и заваленные отвалами породы. Наташа Павловская выбрала Донбасс потому, что это место в советскую эпоху было символом «пролетарского рая», «местом, где формировалась официальная идеология. Рабочий был идеальным советским гражданином, а уголь был его золотом».

Весь Донбасс, где половина заводов закрылось, застрял в советской эпохе. «Там чувствуется присутствие призраков, призраков страны, исчезнувшей с карты мира двадцать лет назад, но продолжающей формировать наше сознание и направлять нас. Я фотографировала империю, которую никто не решается назвать». Фотограф говорит, что эта тема для России остается болезненной и ее не принято затрагивать. «Общество не привыкло размышлять о нашем общем прошлом. В России невозможно свалить всю вину на советский режим, как это сделали поляки. Нельзя сказать людям, что жизнь и ценности четырех предыдущих поколений были ошибкой. Советское прошлое — единственное, что объединяет русских; если это отнять, все рухнет».

Но где тогда найти основание для создания некого коллективного проекта? Глеб Косоруков пытается ответить на этот вопрос своим неоднозначным произведением «Процессия». На этом видео соревнуются два молодых человека: кто быстрее соберет и разберет автомат Калашникова.  Этой небольшой военной игрой фотограф откликнулся на «поиск новой российской идентичности», к которому призывает власть, а вслед за ней СМИ.

«После распада СССР больше нет идеологии, религии, на которой можно было бы построить общую идентичность, — объясняет художник. — И власти выдвигают на первый план спорт, церковь или армию». Он приводит в качестве примера возрождение казачества; казаки — почти независимая военная каста, существование которой власть теперь терпит. Или присвоение Медведевым в 2009 г. звания «героя России» Михаилу Калашникову, изобретателю знаменитого автомата. Но видеоряд и сопровождающий его текст вызывают вопросы. Он хочет поддержать или подвергнуть критике выбор правительства? «У меня нет ответа, я в основном стараюсь спровоцировать дискуссию», — уверяет Косоруков. Скоро он представит на фестивале в Сете столь же неоднозначную работу под названием «Стахановцы»: «пантеон», составленный из портретов шахтеров.

С ним созвучна французская выставка «Мозаика». Но она совсем иной природы. Пятнадцать художников, получивших общественный заказ задолго до того, как начались споры о национальной идентичности, постарались показать в фотографиях культурное разнообразие Франции и признаки двойственности ее культуры. Журналисты одного российского телеканала, бродя по залам, тщетно пытались отыскать там Эйфелеву башню.

Источник: Голос России

Русским всё равно, где выигрывать «Дакар»

Организаторы авторалли «Дакар» объявили, что в 2011 году гонка, как и в нынешнем сезоне, снова пройдет в Южной Америке. Подробности — у корреспондента «Вести ФМ» Николая Саприна.

Традиций у «Дакара» много. Одной из них долгое время был неизменный маршрут: трасса могла быть проложена как угодно, где угодно, но начальный и конечный пункты оставались на своих местах: Париж – Дакар. Впрочем, любые традиции рано или поздно нарушаются. Вот и эти со временем по разным причинам канули в Лету.

Мало кто сейчас навскидку вспомнит, когда в последний раз «Дакар» начинался в Париже. А вот теперь, похоже, и от самого «Дакара» осталось одно название – третий год подряд трасса будет проложена в Южной Америке. Путь при этом, правда, будет суров и сложен, что и африканский, хотя многим песков Западной Сахары, как и прежде, будет не хватать.

Как сообщил официальный сайт «Дакара», ралли-2011 вновь пройдет по территории Аргентины и Чили, приближаясь к границам с Боливией и Перу. Главной причиной окончательного ухода «Дакара» из Африки в 2008 стали угрозы «Аль-Каиды» устроить теракты против участников пробега. Безопасность действительно с каждым годом становилось все труднее обеспечивать. А в Южной Америке, радушно принявшей участников и организаторов, условия ничуть не хуже. Да и финансовый успех налицо: 4 миллиона зрителей в этом году, общий доход в 126 миллионов евро – нужен ли после всего этого нездоровый африканский риск?

Директор «Дакара» Этьен Лавинь, правда, говорит, что от идеи вернуть ралли на Чёрный континент никто не отказывается. Но лишь только после того, как там кардинально изменится геополитическая обстановка – пока же она, по мнению Лавиня, на прежнем уровне.

Реакция на это решение нашей команды «КамАЗ-Мастер» пока еще неизвестна. Однако, думается, что вряд ли у россиян возникнут серьезные противопоказания. В конце концов, что в Африке наши неоднократно побеждали, что теперь в Южной Америке – в 2009 Фирдаус Кабиров, в 2010-м – Владимир Чагин. Какая разница, где выигрывать? Напомню, что в общей сложности «КамАЗ-Мастер» в классе грузовиков на «Дакаре» побеждал 9 раз.

Источник: ВЕСТИ

«Роснано» поможет создать завод солнечных энергоустановок на Ставрополье

Представители госкорпорации «Роснано» и соинвесторов подписали в пятницу инвестиционное соглашение и основные условия финансирования проекта по созданию в Петербурге и в Ставропольском крае производства наногетероструктурных фотопреобразователей с КПД 37-45%, солнечных модулей и энергоустановок нового поколения с линзами Френеля и системой слежения за солнцем, сообщает пресс-служба госкорпорации, передает РИА «Новости».

В рамках проекта будет создано производство полного цикла, включающее в себя выращивание наногетероструктур, производство чипов, сборку модулей, производство систем слежения за солнцем и сборку солнечных фотоэлектрических установок. Технологические основы нового производства были разработаны учеными петербургского Физико-технического института имени А.Ф. Иоффе. Пилотная линия будет организована в Санкт-Петербурге, а завод для опытного и серийного производств будет построен в Ставропольском крае.

«Необходимо отметить, что концентраторные технологии более эффективны и будут наиболее экономичными в долгосрочной перспективе. В ситуации дефицита кремния развитие концентраторных технологий становится более предпочтительным», — говорит управляющий директор «Роснано» Сергей Поликарпов.

Предполагается что к 2015 году объем выпуска новых установок составит около 85 мегаватт в год, а выручка проектной компании — более 130 миллионов евро. Ее учредителями станут Роснано, ValeyPearls Holdings LTD, учрежденная частными соинвесторами, и компания «Солнечный поток», учрежденная разработчиками технологии.

Денежный вклад «Роснано» в проект составит 1,29 миллиарда рублей, другие участники проекта также внесут денежные средства и интеллектуальную собственность на общую сумму 1,29 миллиарда рублей. Кроме того, в ходе реализации проекта предполагается привлечь 3,15 миллиарда рублей у сторонних инвесторов. Общий бюджет проекта оценивается в 5,73 миллиарда рублей.

В церемонии подписания соглашения приняли участие гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс, управляющий директор «Роснано» Сергей Поликарпов, член-корреспондент РАН, директор ФТИ имени А.Ф. Иоффе, соучредитель ООО «Солнечный поток» Андрей Забродский, начальник Производственно-технологического комплекса ФТИ имени А.Ф. Иоффе, гендиректор ООО «Солнечный поток» Сергей Когновицкий, представитель соинвесторов ValeyPearls Holdings LTD Михаил Демин, замглавы правительства Ставропольского края Георгий Ефремов и министр экономического развития Ставропольского края Юрий Ягудаев.

В солнечных энергоустановках, которые будут производить в Ставропольском крае, используются каскадные солнечные элементы нового поколения на основе наногетероструктур для фотоэлектрического преобразования концентрированного излучения, линзы Френеля, концентрирующие солнечную энергию до 900 крат, а также высокоточные системы слежения за Солнцем.

В предлагаемых концентраторных фотоэлектрических модулях прямое солнечное излучение, падающее на поверхность линзы Френеля площадью, например, 50 на 50 миллиметра концентрируется на каскадном солнечном элементе площадью менее 4 квадратных миллиметров. Солнечные элементы при этом не перегреваются за счет использования специально разработанных теплоотводов.

Для производства каскадных солнечных фотоэлементов, использующихся в тандеме с концентраторами, будут реализованы новые методы химического осаждения из газовой фазы различных полупроводниковых материалов на подложки из германия.

Источник: «Нефть России»,

«Нефть России»

Росархив продолжит публикацию документов, касающихся исторических споров

На сайте федерального архивного агентства (Росархив) будут размещены материалы о расстреле в польском плену нескольких тысяч красноармейцев в 20-х годах прошлого века. Об этом сообщил в опубликованном интервью «Российской газете» руководитель Росархива Андрей Артизов.

«Вместе с польскими коллегами мы подготовили и издали сборник документов на польском и на русском языках под названием «Красноармейцы в польском тылу», — рассказал Артизов. — Он о печальной судьбе наших военнопленных, оказавшихся в Речи Посполитой в итоге советско-польской кампании 1920 года».

«Думаю, что мы разместим наиболее интересные документы из этого сборника, тираж которого ограничен, на официальном сайте Росархива, чтобы это стало доступно широким кругам пользователей — как российских, так и иностранных», — пояснил Артизов.

Также он подчеркнул, что материалы из пакета №1 «практически все опубликованы, кроме одного документа». Подлинные исторические документы из так называемого пакета №1 о Катыне впервые размещены на официальном сайте Федерального архивного агентства по решению президента РФ Дмитрия Медведева. Электронные образы подлинных документов впервые стали доступны общественности в аутентичном виде, со всеми пометками, сообщает ИТАР-ТАСС.

Источник: ВЕСТИ

К извержению вулкана готовсь! Вкл! («Накануне.Ru», Екатеринбург)

Извержение вулкана Эйяфьятлайокудль в Исландии, очередной ураган над Америкой, землетрясения в Китае и на Гаити — все эти эпизоды стоят настолько близко друг к другу по времени, что так и хочется объединить их в один сезон сериала о всемогуществе американской науки и военной машины. И, если к ураганам все уже привыкли, то вот извержение вулкана в начале XXI столетия выглядело событием достаточно экзотическим, допуская мысль об искусственном происхождении. О том, есть ли у американцев кнопка «извержение», а у нас кнопка «ураган», и на что вообще «они» способны, Накануне.RU рассказали в нижегородском научном комплексе «Сура», «предке» американского HAARP, который уже не раз обвиняли то в авторстве урагана «Катрина», то в повальной депрессии, охватившей американскую нацию.

Вопрос: Давайте начнем с начала. Что это за комплексы HAARP, наша «Сура», европейская установка в норвежском Тромсё? Зачем они появились и чем, собственно, ученые там занимаются?

Доктор физико-математических наук, профессор Научно-исследовательского радиофизического института (ФГНУ НИРФИ) в Нижнем Новгороде, сотрудник научного комплекса «Сура» Савелий Грач: И американский HAARP, и российская «Сура», и другие подобные комплексы изначально были предназначены для изучения влияния мощного радиоизлучения на распространения радиоволн в околоземном пространстве — ионосфере и магнитосфере земли. Оборонная задача — обеспечение надежности телекоммункационных систем, в том числе при вторжении солнечной плазмы в околоземное пространство, научная — научиться моделировать эти процессы без участия солнечной плазмы, воздействуя на атмосферу радиоволнами. Метод изучения — воздействие на ионосферу и магнитосферу Земли радиоизлучением. Для примера, могу рассказать, что лет десять назад от солнца к Земле пришел крупный выброс корональной массы, что серьезно повлияло на работу систем связи, подобные «неожиданности» могут происходить и не только от солнечного воздействия, а, к примеру, могут стать последствием взрывов в околоземном пространстве. Как обезопасить себя от этого интересует многих, в том числе и военных. Вот этим и занимается «нагревное» научное сообщество (Hiting Community)  — ученые, работающие на подобных «Суре» и HAARP полигонах. Нас очень немного, едва ли более ста человек, мы все находимся в тесном контакте и ведем совместные исследования…

Полный текст: http://rus.ruvr.ru/2010/04/29/7068558.html

Русская топография парижских улиц («Radio France Internationale», Франция)

История России и Франции связана очень тесно — это хорошо всем известно. Она имеет многовековую традицию. Несмотря на то, что за истекшие два века истории Россия и Франция дважды находились в состоянии войны, взаимовлияние и взаимопроникновение двух культур, — русской и французской, — всегда было очень интенсивным.

Войны гораздо больше способствуют взаимопроникновению культур, чем другие формы контакта между государствами: торговля, путешествия или перемещение народов. И военные, и мирные события остаются в памяти города, — столицы Франции, — Парижа. Эта память хранится в названиях улиц, площадей, скверов, в мемориальных досках, на стенах домов, в надгробных плитах на кладбище, в архитектуре города вообще, в библиотеках, в музеях, в языке, в традициях. Эта память присутствует везде, — достаточно посмотреть на Париж несколько иными глазами.

И тут оказывается, что этот вопрос, — вопрос о присутствии знаков, следов российской культуры в Париже, — настолько обширен и многообразен, что сразу и не представишь себе с, какого факта следует начать нашу историю. Если встать на площади Оперы лицом к знаменитому зданию, созданному архитектором Шарлем Гарнье, то можно вспомнить, как оно строилось, и даже можно сказать в каких муках оно создавалось, как возникла легенда о том, что на месте, где стоит парижская Опера, находится подземное озеро, или историю о том, как во время одного из представлений на зрителей упала центральная люстра зала.

Это обстоятельство стало толчком для возникновения легенды о том, что в здании парижской Оперы живёт призрак. (Если, конечно, слово «живет», подходит для формы существования призрака). Образ парижской Оперы вызывает в памяти целый ряд имён великих певцов, музыкантов, композиторов, художников, артистов балета и всех, кто был связан с этим крупнейшим явлением в франко-российских взаимоотношений, которое осталось в истории под названием «Русские сезоны» или Дягилевские сезоны, по имени их организатора — Сергея Дягилева.

Вслед за С.Дягилевым следуют имена Ф.Шаляпина, И.Стравинского, М. Фокина, Л.Бакста, Т.Карсавиной, Н.Римского-Корсакова, Н.Павловой и Сергея Лифаря.
Вслед за этими именами, в списке русских актёров следуют представители второй волны русской иммиграции: М.Ростропович, Р.Нуриев и многие другие.
И это далеко не полный список людей, связанных с историей парижской Оперы. Город хранит эту память в названии площади имени Сергея Дягилева, которая находится позади Оперы.

Она была открыта 27 декабря 1965 года. Площадь имени И. Стравинского получила своё название 21 ноября 1979 года. С Русскими парижскими сезона связано имя и гениального уникального танцовщика Вацлава Нижинского, одного из немногих участников тех легендарных сезонов, который был похоронен в Париже.
Памятник В.Нежинскому на Монмартском кладбище — одна из достопримечательностей столицы Франции.

Городская топография хранит в своей памяти практически все события. Чаще всего это события военной истории. Вот несколько названий, связанных с Крымской войной, когда коалиционные войска (англо-франко-турецкая коалиция) высадились на Крымском полуострове.

Они высадились в районе крымского города Евпатории — в Париже есть улица Евпатории, а точнее, наверное, надо было бы сказать — Евпаторская улица, затем коалиционные войска ждала битва на реке Альма (так назван мост, который, впрочем, больше известен теперь как мост, под которым погибла принцесса Диана). Есть в Париже улица и тупик Малаховские. Эти названия появились в связи с боями, которые проходили на стратегически важном пункте во время осады Севастополя — на Малаховом кургане. Улица Одессы получила такое название в связи с неудавшейся атакой англо-французской эскадры города Одессы 22 апреля 1854 года. Церемония состоялась 27 апреля 1881 года.

Улица Трактира получила своё название в честь победы французских войск над русскими войсками под Севастополем у моста под названием «Трактир». Бой проходил на реке Чёрная 16 августа 1855 года.

Ну и, конечно же, в Париже есть место, связанное с Севастополем. Это Севастопольский бульвар, который был назван так в честь взятия города франко-английскими войсками. А вот Крымская улица, которая также есть в Париже, ничего общего с Крымской войной не имеет или, если и имеет, то весьма отдалённое.

Она получила своё название в 1848 году — то есть ещё до начала Крымской кампании (Крымская война 1853-1856).

Вспомним, что эта война охватила практически всё возможное пространство. Так, фрегат «Паллада», кругосветное путешествие которого описано в знаменитом романе Н.Гончарова из-за угрозы столкновения в океане с кораблями противника не смог завершить плавания и вернуться в порт приписки — Санкт-Петербург. Он покоится на дне Советской гавани (тогда бухта Постовая Императорской гавани).

На Белом море морская эскадра капитана Омонея дважды обстреливала Соловецкий монастырь, однако, как сказано в Соловецкий летописи, «ядра англичан отскакивали от крепостных стен, как орехи». Но эти географические названия не отметили топографию Парижа. Это далеко не полный перечень названий парижских улиц и площадей, так или иначе связанных с этим периодом.

Другой источник, по которому можно проследить связи русской и французской истории — воспоминания и письма. Приведём два из них.

Одно связано с Новым мостом, другое — с Национальной библиотекой. 22 марта 1778 года Денис Фонфизин писал своей сестре в Москве: «Есть мост, который называют Новым: каждому, человеку, приехавшему в Париж впервые, предлагают побиться об заклад, о том, что когда он будет проходить по Новому мосту, он обязательно встретит священника, белую лошадь и женщину в расстроенных чувствах. Я специально хожу по Новому мосту каждый день и каждый раз их встречаю».

Другая любопытная история содержится в воспоминаниях Надежды Константиновны Крупской — жены Владимира Ильича Ленина. Супружеская пара жила на улице Мари-Роз, которая находится довольно далеко от Национальной библиотеки, расположенной возле Пале-Руаяль. В своих воспоминаниях, рассказывая о событиях 1909 года, Надежда Константиновна пишет, что Владимир Ильич ежедневно ездил работать в Национальную библиотеку на велосипеде, который он оставлял у крыльца соседнего с библиотекой дома и платил 10 сантимов консьержке. В библиотеке он проводил весь день. Однажды вечером он вышел из библиотеки и не нашёл велосипеда на обычном месте. На его вопросы и протесты консьержка ответила, что она разрешала ему оставлять велосипед, за что и получала 10 сантимов в день, но не брала на себя никаких обязательств этот велосипед охранять».

А велосипед по тогдашним временам был не просто средством передвижения. Он был довольно дорогим и модным средством передвижения.
Отметим, что самой полной работой, касающейся мест, отмеченных знаком российско-французских взаимоотношений, является книга под названием «Гид русских во Франции», написанной Рэймоном де Понфийи (Raymond de Ponfilly Guide des russes en France, Editions Horey, 1992.)

Эта книга — не просто обычный путеводитель по Парижу и Франции — это, пожалуй, единственная крупная научная работа, систематизирующая сведения о пребывании русских во Франции.

Источник: Голос России

Охотник спас в горах снежного человека

Охотник из Горной Шории, что на юге Кузбасса, утверждает, что спас похожее на снежного человека существо, которое провалилось под хрупкий лед в реку Кабырза. Житель труднодоступного таежного поселка Сензаские Кичи Афанасий Кискоров написал в администрацию Таштагольского района письмо, в котором рассказал о том, что он вместе с товарищами-охотниками услышал во время рыбалки сильный хруст и пронзительный вой. Охотники, как они пишут в письме, подбежали к тому месту, откуда доносился крик, и увидели в реке, примерно в десяти метрах от берега огромное странное существо, покрытое темно-коричневым мехом и похожее на человека. «Рычащее существо несколько раз пыталось выбраться из воды и встать на задние лапы, но все время падало в воду. Сначала от неожиданности охотники встали как вкопанные, но потом Кискоров поспешил неизвестному существу на помощь, подав ему сухой ствол молодой осины», — сказал собеседник РИА Новости, добавив, что существо ухватилось за палку и выползло на берег, а затем скрылось в лесу. Это не первое сообщение о том, что в Кузбассе якобы видели снежного человека. Так, в феврале 2009 года администрация Кемеровской области распространила информацию, что в Горной Шории, в глухой тайге в районе Азасской пещеры, что в 500 километрах от Кемерова, местные охотники видели неких человекообразных существ, покрытых шерстью. К сообщению прилагалась фотография из пещеры с запечатленным следом, якобы принадлежащим йети, ростом полтора-два метра. 

Путин предложил иностранным нефтекомпаниям тоже отказаться от сброса отходов в Каспий

Премьер-министр РФ Владимир Путин обратился к иностранным компаниям с предложением применять технологию «нулевого сброса» на Каспии, как это делают российские коллеги, передает РИА «Новости».

«На Каспийском море российские компании впервые при бурении скважин применили технологию нулевого сброса, что означает полный запрет на сброс в морскую среду всех видов отходов, образующихся в результате производственной деятельности», — сказал Путин на совещании по вопросу освоения месторожнений углеводородного сырья российского сектора Каспийского моря.

По его словам, все отходы собираются в закрытые контейнеры и вывозятся на берег для последующей утилизации.

«Надеюсь, что эту инициативу поддержат и компании других стран, работающих на Каспии», — сказал премьер.

«Задача охраны окружающей среды, защиты уникальной экосистемы Каспийского моря должна постоянно находиться в центре Организации каспийского экономического сотрудничества — новой международной организации, которую мы сейчас формируем совместно с нашими партнерами по этому региону — Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменией», — заявил Путин.

Он подчеркнул, что Россия осваивает месторождения Северного Каспия строго в соответствии с Тегеранской конвенцией о защите морской среды Каспийского моря.

«То есть, с соблюдением международных экологических стандартов», — отметил премьер.

Российская частная нефтяная компания ЛУКОЙЛ в среду начала промышленную добычу нефти на месторождении имени Юрия Корчагина в Каспийском море. Месторождение расположено в 180 километрах от Астрахани и 200 километрах от Махачкалы. Бурение ведется со стационарной платформы, которая была установлена в третьем квартале 2009 года.

При проведении буровых работ с платформы применялась технология «нулевого сброса». Этот принцип будет использован и при эксплуатационном бурении, а также на стадии промышленной добычи углеводородов. На реализацию в регионе экологической программы до 2014 года будет направлено свыше 120 миллионов рублей.

Источник: «Нефть России»

Сибирское село — малая Родина Юрия Шафраника стало одним из спортивных центров России

Небольшое село Карасуль на юго-востоке Тюменской области стало одним из спортивных центров России. В этом селе — на родине Юрия Шафраника, председателя Совета союза нефтегазопромышленников РФ, в конце мая уже в восьмой раз пройдет Всероссийский турнир по борьбе самбо среди женщин.
«Традиционно на эти соревнования приезжают спортсменки Тюмени, Кургана,  Челябинска, Омска, Пермского края, турнир очень популярен среди кандидатов в мастера спорта — на нем можно выполнить норматив мастера спорта», — рассказал ИТАР-ТАСС руководитель районного центра физической культуры и спорта Александр Васильев.
Турнир самбисток в прошлом году собрал почти 90 спортсменок из Тюменской, Курганской, Свердловской, Челябинской, Красноярской, Кемеровской, Новосибирской и Омской областей, Югры и Ямала.
Массовый спорт стал бурно развиваться в Карасуле несколько лет назад, когда фонд, учрежденный экс-министром топлива и энергетики России Юрием Шафраником на своей малой родине, построил здесь замечательный спорткомплекс. Сам благотворительный фонд был учрежден в марте 2002 года.
В первый же год на пожертвованные средства в деревне был обустроен хоккейный корт. Одновременно создали хоккейную команду.
    А в марте 2006 года в сибирском селе был открыт большой плавательный бассейн, и сегодня трехэтажный спорткомплекс, построенный по инициативе и на деньги попечителей, признан лучшим на тюменском юге. Загружен он с раннего утра до поздней ночи. Здесь постоянно занимается почти каждый четвертый житель селения, действует районная детско-юношеская спортивная школа. А в сауну, бассейн, тренажерный, игровые залы сюда приезжают из самого Ишима и других районов.

Источник: ИТАР-ТАСС

В Ингушетии начала работу конференция по археологии

В Ингушетии, в живописном горном районе, в селе Джейрах, начала свою работу международная научная конференция по археологии. Она посвящена памяти выдающегося ученого Евгения Крупного, более 40 лет посвятившего изучению древней истории народов Северного Кавказа.

«Крупновские чтения» проходят на Кавказе раз в пять лет и собирают ученых из России, Словении, Венгрии, Франции, Германии, сообщает телеканал «Россия 24».

Источник: ВЕСТИ

Россия и Норвегия поделили Баренцево море поровну

Россия и Норвегия достигли договоренности по разграничению морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Об этом премьер-министр Норвегии Енс Столтенберг сообщил на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом РФ Дмитрием Медведевым.

«Мы нашли решение самой сложной проблемы двусторонних отношениях, на которой работали 40 лет», — заявил Столтенберг. Спорная зона площадью в 175 квадратных километров поделена между Россией и Норвегией на две равные по значению части. «Проведение приграничной линии является сбалансированным и удовлетворяет оба государства» – отметил премьер-министр Норвегии, передает ИТАР-ТАСС.

По его словам, переговоры по проблеме границы завершены, и соглашение будет подписано. Остались вопросы технического характера по ратификации договора, отметил Столтенберг.

Источник: ВЕСТИ